Как украинец спас мир от чумы и холеры

125 лет назад одессит Владимир Хавкин поехал в Индию использовать на практике свои уникальные вакцины от страшных болезней.

Пишет kp.ua

Самый неизвестный человек…

Слова “чума” и “холера” до сих пор используются как проклятие, вызывая содрогание у большинства людей. К счастью, нашелся супергерой, который смог побороть этот бич человечества. Скромный одессит Владимир Хавкин изобрел две уникальных вакцины, спасшие миллионы людей. В Индии ученому за это дали звание “махатма”, что означает “отец нации”, в его честь назвали бомбейский бактериологический институт – крупнейший центр по изучению чумы и холеры в Юго-Восточной Азии, сама королева Виктория вручила Мордехаю Вольфу Хаффкину орден Кавалера Индийской империи, в Израиле посажена роща памяти микробиолога, а в городе его детства, Бердянске, есть только небольшой музей при сан­эпидстанции.

Не зря писатель Антон Чехов говорил о докторе Хавкине: “Это самый неизвестный человек, великий филантроп, которому рукоплещет вся Европа, а на родине он никому не известен”.

Родился Владимир Аронович в солнечной Одессе и при рождении получил имя Маркус-Вольф. Отец – учитель Казенного еврейского училища Арон Хавкин. Мать – Розалия Ландсбер – дочь учителя древнееврейского языка в том же училище. Школу будущий спаситель человечества окончил в Бердянске, и его сокровенным желанием было поступить в институт.

У отца денег на образование сына не было. В итоге после долгих переговоров помочь согласился старший брат Владимира – он выделял ему по десять рублей в месяц на время занятий. Одесский университет, куда поступил парень, давал бедному студенту 20 копеек в день… на обед. Отдельный бонус – именитый преподаватель, сам Илья Мечников, сыгравший в жизни Хавкина весомую роль.

Спокойным нравом Владимир не отличался – входил в кружок революционеров-народников, за что его дважды выгоняли из университета и трижды арестовывали. Суда и каторги парню удалось избежать чудом: не было достаточно улик, доказывающих причастность беспокойного студента к массовым волнениям. Но Владимир оказался “на заметке” у полиции.

Сыворотка из мясного бульона

Даже будучи отчисленным из университета, он умудрился получить кандидатское звание как “постороннее лицо”, проще говоря, экстерном.

В 1881 году Мечников перебрался в Швейцарию, через несколько лет за ним последовал и Хавкин, получив должность приват-доцента Лозаннского университета. В 1889 году он по рекомендации Мечникова стал сотрудником Пастеровского института в Париже. Должность скромная – помощник библиотекаря, зато свободный доступ к лаборатории, можно засиживаться над колбами до поздней ночи. Там были эксперименты, опыты над сотнями лабораторных животных, пробы, ошибки. Наконец в 1892 году микробиолог объявил, что создал первую эффективную вакцину против холеры. Позже по такому же принципу изобрел противочумную сыворотку.

Ученый выбрал самый короткий путь, которым другие не пошли: сделать вакциной яд, вырабатываемый чумными микробами. Так выходило быстрее, чем пропускать бацилл поколение за поколением через организмы тридцати кроликов. Да кроликов и не было. Бациллы плодились в мясном бульоне. Чтобы им было за что зацепиться на поверхности, Хавкин ронял в бульон каплю жира. Микробы хватались за жирное пятно и росли вниз, как сталактит. Такие “сталактиты Хавкина” свидетельствовали, что бактерии чувствуют себя прекрасно. Время от времени колбы с ними встряхивали, бациллы тонули, на поверхность снова капали жиром, за него цеплялись новые микробы, и так пока бульон не насыщался токсином. Перед тем как впрыснуть этот яд крысам, чтобы у них образовался иммунитет к чуме, колбы нагревали до 60 градусов – такая пастеризация убивала бактерии, сохраняя их токсин.

Владимир Хавкин. 

Уговаривал на прививку своим примером

Сделанное открытие микробиолог испытал на себе – сначала сделал инъекцию самой вакцины, затем ввел себе препарат возбудителей холеры, которые оказались нейтрализованными в течение суток.

На родине ученого, даже когда вспыхнула эпидемия холеры, использовать новую вакцину отказались. В большинстве европейских стран тоже. А вот власти Великобритании поняли, какое колоссальное значение в мировом масштабе имеет открытие Хавкина. Они разрешили доктору испытать вакцину в своей колонии – Индии, стране, которая в конце позапрошлого века была практически полностью поражена холерой.

Ровно 125 лет назад Владимир Аронович отправился туда в качестве государственного бактериолога. Молодой ученый сразу приступил к работе – организовал палаточный городок и в кратчайшие сроки наладил массовое производство своей вакцины.

Потом вместе с помощниками, четырьмя индийскими врачами, отправился в поселок Каттал-Баган недалеко от Калькутты, где вспыхнула болезнь. Крестьяне в этом поселке и слышать не хотели ни о каких прививках и были настроены по отношению к чужакам очень воинственно. Из толпы деревенских жителей, собравшихся поглазеть на врачей, сначала раздались угрозы, а затем полетели камни. Индийские медики хотели увести Хавкина, опасаясь расправы, но тот вдруг снял с себя пиджак, поднял сорочку и ввел себе вакцину в правый бок. Это потрясло крестьян. В итоге более половины жителей поселка согласились на вакцинацию, и ни один из них впоследствии не болел холерой. После двух лет каторжного труда смертность в охваченных эпидемией районах снизилась на три четверти.

Казалось бы, можно выдохнуть, но пришла новая беда: в 1896 году эпидемия чумы поразила Бомбей – второй по величине город в Индии. Хавкин предложил использовать изобретенную им сыворотку, но в ней сомневались и покровитель иммунолога Илья Мечников, и сам Луи Пастер. Но результат оказался невероятный – 93% гарантированной защиты.

Крыс для опытов отлавливали моряки

Поверив, что Хавкин волшебник, англичане позвали его снова – приняли штатным биологом на гражданскую службу, обещали британское подданство и лабораторию.

Лабораторию в бомбейском медицинском колледже выделили с небывалой щедростью – целую комнату. В штате – один лаборант и три курьера. Подопытные животные – крысы, которых моряки за гроши отлавливали на приходящих из Европы судах. Одновременно с Хавкиным несколько научных центров разрабатывали противочумную вакцину в гораздо более роскошных условиях. И все же беспаспортный эмигрант всех обставил.

Пробную партию приготовили всего за три месяца. Лаборант слег с нервным срывом, курьеры разбежались, а Хавкин работал по 14 часов в сутки. Параллельно он читал о будущей вакцине лекции местным студентам-медикам.

Кроме них, никто не отважился бы привиться, но украинский микробиолог 10 января 1897 года вогнал себе под кожу четверную дозу чумного яда – 10 миллилитров раствора. Сыворотка оказалась безопасной. Такие “уговоры” местному населению показались убедительными, и желающих сделать прививку становилось все больше.

В 1915 году бактериолог-подвижник работал в английском военном министерстве, где руководил прививками английских солдат, отправлявшихся на фронты Первой мировой войны.

После он возвращается в Европу, какое-то время живет во Франции, в 1928-м переезжает в Швейцарию. Там же, в городке Лозанна, через два года умирает от сердечной болезни, но перед этим успел оставить завещание. Прожив аскетом всю жизнь, Хавкин накопил 300 тысяч долларов и огромную библиотеку. Все это немалое состояние ученый оставил еврейскому обществу.

В 1935 году Махатма Ганди лично посетил институт в Бомбее, детально узнал о противоречащих индуизму подробностях приготовления мясного бульона для вакцины и после нескольких часов раздумий выразил желание вакцинироваться.

Так за сорок лет после создания “лимфы Хавкина” во всем мире было привито более тридцати пяти миллионов человек.

День смерти ученого объявлен в Индии днем траура, а своего “великого белого исцелителя” индусы до сих пор почитают как божество.